Айрширская колдунья (vapochka) wrote,
Айрширская колдунья
vapochka

Сюзанна Кларк, "Стежок за стежком" (Susanna Clarke, Antickes and Frets)

Выкладываю еще один перевод Сюзанны Кларк. Насколько мне известно, уже вышла книжка с официальными переводами, которую можно где-нибудь поискать. так что на этом рассказе я, пожалуй, остановлюсь.

Весной 1568 года Мария, королева Шотландии, пересекла английскую границу, спасаясь от гнева своих подданных. Прибыв в Англию, она написала письмо королеве Елизавете, своей кузине, в котором рассказала о своем затруднительном положении и попросила защиты. Елизавета в ответном письме высказала свое возмущение недостойным поведением подданных в отношении их законной и назначенной божественным промыслом государыни. А сама подумала о том, как часто Мария заявляла притязания на английский престол. Она вспомнила и о том, что Мария оказывала крайне пагубное влияние на своих шотландских подданных, что она была зачинщицей гражданских войн и послужила причиной нескольких убийств.

С чувством глубокого сожаления Елизавета поместила королеву Шотландии в тюрьму до конца ее дней.

Королева Шотландии была поручена заботам графа Шрусбери, тихого и скромного джентльмена, в котором не было ничего примечательного, за исключением того, что он был баснословно богат и женат на даме, пользовавшаяся огромным уважением самой королевы Елизаветы. Граф поселил королеву Шотландии в замке Татбери - древней башне из серого камня, возвышавшейся на границе Дербишира и Стаффордшира.

Королева смотрела вниз с вершины башни. Когда-то она заявляла свои права на три трона; теперь ее мир сократился до мутного рва и сумрачного склона холма, вид на которые открывался из ее окна. Как это могло случиться? При дворах Европы ее падение предсказывали уже много лет. Ее решения были гибельны для страны, а любовные связи скандальны. Она была кометой; все понимали, что она стремительно пронесется по ночному небу и исчезнет навсегда. Но сама королева была удивлена этой внезапной переменой своей судьбы - удивлена и настроена найти виноватого.

Она решила, что виной тому была Елизавета, Елизавета и Англия. Королева смотрела на мрачный зимний пейзаж и видела ее. Затянутое тучами небо напоминало ей нездоровую бледность Елизаветы. Холодный ветер на щеках был дыханием Елизаветы. А в мерцании речной воды сквозь заснеженные деревья ей виделся недобрый взгляд английской королевы.

Королеве Шотландии казалось, будто она постепенно слабеет, становится все меньше и меньше и наконец превращается в блоху на теле Елизаветы или, в лучшем случае, в мышь, затерявшуюся в складках ее наряда. Королева с воплем бросилась на пол, зарыдала и принялась колотить кулачками ледяные камни. Солдаты, охранявшие ее, стояли вокруг в растерянности, но ее французских и английских служанок такое зрелище ничуть не обеспокоило. Все это им приходилось видеть уже не раз.

Они отвели королеву в комнату и уложили в постель. Ее фрейлина, миссис Сейтон, села у изголовья и попыталась развлечь ее болтовней. Миссис Сейтон стала рассказывать о том, что граф и графиня Шрусбери, несмотря на то,что оба были уже людьми немолодыми, поженились совсем недавно. Она сообщила, что графиня не принадлежит ни к одному знатному семейству, что она была простой дочерью фермера, однако достигла своего нынешнего положения, последовательно вступив в брак с четырьмя джентльменами, и каждый очередной супруг ее был богаче и знатнее своего предшественника.

- Quatre maris! - воскликнула королева Шотландии, ведь ее родным языком был французский.- Mais elle a des yeux de pourceau! (Четыре мужа! Но ведь у нее глазки, как у поросенка! )

Мисис Сейтон засмеялась.

«Четыре мужа!» - думала королева Шотландии. И первые три умерли так своевременно! Как только дочь фермера успевала привыкнуть к своему новому положению и начинала желать большего. Мужья королевы Шотландии, уходя из жизни, мало заботились о ее удобстве. Первый, король Франции, умер в шестнадцать лет - и она утратила французскую корону. Это обстоятельство ее ужасно огорчило. Ее второй муж (которого она ненавидела и желала ему смерти) заболел в очень удачное для нее время, но едва не избежал смерти - к счастью, какой-то добрый человек сперва взорвал его дом, а потом задушил его самого.

Это навело королеву Шотландии на определенные мысли.

- Мужья графини умерли своей смертью? - спросила она.

Миссис Сейтон фыркнула от смеха и наклонилась поближе.

- Ее первый муж был совсем еще мальчик. Графиня - которая звалась тогда просто Бесс Хардвик - вышила ему куртку узором из черных и белых квадратов. Надев ее несколько раз, он начал жаловаться, будто весь мир в его глазах разваливается на черные и белые квадраты. Темные крышки столов стали казаться ему разверзтыми черными пропастями, готовыми поглотить его, а любое окно, наполненное белым зимним светом - зловещим призраком. Так он и бредил о своих квадратах, пока не умер.

Королева Шотландии задумалась. Ей доводилось слышать о том, как в корсаж платья вшили отравленную иглу, которая вонзилась в тело, но прежде она ни разу не слышала о том, чтобы кого-то убивали с помощью вышивки. А вышивать она любила.

Она вспомнила, как воображала себя мышкой, затерявшейся среди юбок Елизаветы. "А самое подходящее оружие для мышки - это иголка", - подумала она, - "в самый раз по размеру". А если Елизавета погибнет от этой иглы (или от чего-нибудь другого), королева Шотландии займет и английский престол.

Замок Татбери был холодным и неуютным зданием, в его покоях скверно пахло. Помимо этого, он был невелик, так что двум дамам не пришлось долго разыскивать графиню, как всегда, сидевшую за пяльцами.

Королева спросила ее, над чем она работает.

- Это изображение прекрасного дворца среди чудесной страны, - ответила графиня и показала королеве свою вышивку. - Я люблю мечтать за шитьем о том, что мои дети и внуки когда-нибудь станут жить в таких домах. Несомненно, это глупо, зато помогает скоротать время.
Королева Шотландии обернулась к миссис Сейтон и закатила глаза в ответ на такую самонадеянность фермерской дочки.

Графиня все видела, но нисколько не смутилась.

Затем королева Шотландии завела с ней разговор о ее вышивках, о ее мужьях и о смерти мужей; между прочим упомянула и узор из черно-белых квадратов.

Графиня любезно отвечала, что вышивание - весьма занимательный способ проводить время, что иметь таких мужей, как у нее, было по большей части приятно, а их смерть доставляла немало огорчений.

Королева нахмурилась. Она слышала, что графиня была очень умная женщина. И она не могла не понимать, чего от нее хотят.

Королева сказала: "Я хотела бы послать подарок моей дорогой сестре, королеве Англии. Вышивку, которую я сделаю собственными руками. Я с удовольствием займусь этой работой, ведь я люблю королеву Англии больше, чем кого-либо другого в целом свете."

- Как и всякий, кто хоть раз видел ее, - благоговейно согласилась графиня.

- О да, - сказала королева Шотландии и заговорила о том, как великие правители награждают тех, кто оказывает им помощь.

Казалось, ее слова не вызывали в графине ни интереса, ни страха. На все намеки и обещания будущих милостей она отвечала безмятежным взглядом.

Королева достала книгу, полную фантастических изображений, которые можно было использовать в качестве узора для вышивания. Там были и василиски, и львы, и мантикоры - словом, чудовища на любой вкус, которых (как надеялась королева) можно будет заставить разорвать Елизавету на части, прибегнув к магии и вышиванию.

Графиня вежливо похвалила картинки, но своего мнения о том, какую из них следует выбрать, так и не высказала.

С этого самого дня каждое утро королева, графиня и миссис Сейтон вместе вышивали при свете окна. Совместное сидение за работой очень сблизило их. Королева вышила для Елизаветы пару перчаток, украсив их изображением морских чудовищ среди голубых и серебряных волн. Но несмотря на то, что она наполнила их пасти острыми зубами, Елизавету не покусал ни один зверь; не пришлось ей и утонуть.

Граф Шрусбери написал в письме королеве Елизавете, что шотландская королева проводит время совершенно невинно. Это было неправдой: в свободное от рукоделия время она тайно вела переговоры с английскими мятежниками, намеревавшимися убить Елизавету, а также писала письма королям Франции и Испании, в которых сердечно приглашала их предпринять вторжение в Англию. Не забывала она и постоянно восхищаться рукоделиями графини и то и дело заводила разговор о черно-белых клетках.
(Продолжение - см. далее)
Tags: Переводы, Сюзанна Кларк
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments