Айрширская колдунья (vapochka) wrote,
Айрширская колдунья
vapochka

Монахология (продолжение, точнее Глава 1)

На днях я попыталась поискать оригинал этой книги в Публичке, но, как оказалось, без прописки туда не пускают :( Придется отложить поиски как минимум до зимы. А пока те главы, которых у меня нет на немецком языке, придется переводить по книге Красинского. Зато теперь их можно будет выкладывать по порядку.

ОПИСАНИЕ РАЗЛИЧНЫХ ВИДОВ, ПРИНАДЛЕЖАЩИХ К РОДУ МОНАХОВ

1. Монах Бенедиктинский.—Monachus Benedictinus, Linn.

Внешний вид.—Борода отсутствует, голова коротко острижена, на макушке выбрита небольшая полоска (рис. 2); ноги обуты; все тело скрыто под черным шерстяным одеянием; капюшон свободный, длинный и широкий (рис. 9); живот закрыт свободно ниспадающим широким скапуляром (рис. 25); воротник жесткий, застегивающийся спереди, белого цвета; широкий пояс из шерсти или прочного шелка (рис. 32); плащ черного цвета доходит до пят; нижнее платье как правило бывает черным; рукава рубахи прямые (рис. 18).

Характер приятный, походка неторопливая, держит голову прямее, чем монахи других видов.

Привычки.— Протяжно кричит низким голосом три или четыре раза в день, иногда – в полночь, с первым криком петуха; закончив кричать, обычно облачается в рясу, собранную в мелкие складки, и покрывает голову маленькой четырехугольной шапочкой, называемой «биретта». (1)



Всеяден, постится редко; в четыре часа пополудни бенедиктинские монахи собираются в стадо и отправляются на водопой.

Этот вид часто бывает подвержен болезни под названием auri sacra fames, иначе «золотая лихорадка».(2) Пораженное этим ужасным недугом животное, о котором идет речь на этих страницах (т.е. Monachus Benedictinus, Linn.), усердно собирает в своих сундуках монеты, словно белка (Sciurus vulgaris, Linn.), запасающая орешки на зиму; разница только в том, что последнее животное (то есть, Sciurus vulgaris) таким образом обеспечивает себя на зиму провизией, необходимой для поддержания жизни, в то время как первое (то есть, Monachus Benedictinus) копит деньги ради одной радости обладания; часто бывает так, что монах, любующийся своим сокровищем, жестоко страдает от голода и лишений, точно так же, как это происходит с человеком, одержимым этой болезнью.

Одни представители этого вида ведут обычную животную жизнь, в то время как другие, в особенности во Франции, проводят время за учеными занятиями и даже сами пишут книги.(3)

Покидая свое логово или, как его обычно называют, обитель, бенедиктинский монах снимает капюшон и принимает форму, которую можно рассматривать как промежуточную ступень между священником, не имеющим оного, и монахом, который обладает этим отличительным признаком. Это в очередной раз подтверждает, что природа, создавая живые существа, действует исподволь и предпочитает плавные переходы от низших форм к высшим. В подобных случаях (то есть, выходя наружу) бенедиктинец надевает стеганую скуфейку, а поверх нее - шапочку причудливой формы.

Особи женского пола, обычно именуемые бенедиктинскими монахинями, покрывают головы черными покрывалами с белой изнанкой, и закутываются в просторные белые одеяния.

Существует огромное количество разновидностей бенедиктинцев, причем это варьирование связано главным образом с различными местами их обитания.

Этот вид появился в Италии в восьмом веке нашей эры. (4)

Место обитания—Холмы, с которых можно любоваться живописными видами, расположенные в плодородных краях.

Примечания.
(1) У Красинского этот головной убор называется birt. Я попыталась разобраться, как он назывался по русски и как выглядел, и в результате долгого копания в сети открыла для себя много любопытного. Изначально духовные лица, чтобы не застудить свои тонзуры в холодных каменных церквях носили на голове пилеол, который выглядел примерно так:



Если верить Британской Энциклопедии (http://encyclopedia.jrank.org/BER_BLA/BIRETTA_Ital_berretta_Med_Lat_b.html), слово biretum (производное от латинского birrus «плащ с капюшоном») появилось в XIII веке и обозначало тот же головной убор, что и пилеол. В этом же столетии папа Иннокентий IV разрешил бенедиктинцам надевать этот головной убор во время церковных служб. Со временем форма этих головных уборов становилась все сложнее и разнообразнее. В частности, появилась биретта, сшитая из четырех клиньев, швы стали рельефнее, внутрь стали вставлять жесткий каркас. В результате получилось что-то в этом роде:



Под такие и им подобные головные уборы духовные лица могли надевать пилеол.
В Эпоху Возрождения существовало великое множество разновидностей биретт и беретов, которые носили священники, ученые, судьи и просто обычные люди.






Бенедиктинцы, судя по всему, в XV веке поверх пилеола надевали вот это:


В XVIII веке появилось то, что по английски называют mortarboard, а по-нашему — докторская шапочка:



Вот кстати, статья о том, как из колпака римских вольноотпущенников произошла докторская шапочка (на английском языке):
http://www.yalealumnimagazine.com/issues/2008_07/hats.html

И еще одна полезная ссылка на страницу с изображениями головных уборов духовенства, ученых и т.д.:
http://www.dieter-philippi.de/mydante_1479.html

Правда, она на немецком языке, но большинство названий интернационально, поэтому при желании можно разобраться.

(2) Примечание Красинского.— Эта разновидность желтой лихорадки, которая приносит немало несчастий и по сей день, стала подлинным бедствием для нашей страны: многие погибают или сходят с ума от этой болезни, в особенности во время эпидемий, когда она свирепствует с удвоенной силой. Одна из этих ужасных эпидемий, которые, к сожалению, подобно вспышкам cholera morbus, стали регулярно посещать нашу страну, случилась несколько лет назад и получила название железнодорожной мании.

*(Железнодорожная мания имела место в Великобритании в сороковые годы XIX века. В это время началось интенсивное строительство железных дорог (за два года была построена треть имеющихся в наше время железнодорожных путей). Пользуясь этим, нечистоплотные дельцы создали огромное количество дутых акционерных обществ, тем самым разорив множество людей, вложивших деньги в акции.)

(3)Прмиечание Красинского.— Раньше монахи этого вида трудолюбием не уступали пчелам, и нужно признать, что они сослужили людям немалую службу; я не думаю, что они причиняли какой-то вред. Поэтому их следует классифицировать как безвредных животных, которых в прежние времена причисляли к очень полезным. Однако, постепенно эта порода выродилась и , судя по всему, продолжать ее разведение уже не имеет смысла.

(4) На самом деле — в шестом.



Tags: "Монахология", Переводы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment